Безродный |Группа "Гости" |
Главная | Каталог статей | Мой профиль | Выход 

Преисподняя

Сокровища Тьмы
Наброски, черновики [28]
Мои первые попытки писать книги, отрывки, наброски...

Поиск сокровищ

Мертвые души

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Цитата
Покайся перед богом, и воздастся - говорит священник, что называет нас рабами бога. Но разве мы рабы? Мы рождены в свободе, и не вам решать, кому мне поклоняться. Не разгибая тела стоите на коленях, и молите всевышнего - помилуй и спаси. Но разве не в ответе мы за то, что сотворили, и не нам ли выбор дан по жизни? Жить под указкой бога, молясь в надежде рая - или идти к нему, отринув лживость веры? Не бог наш пастырь, не овцы мы, не жертвы. Лишь впавши в заблуждение, становимся рабами там, где сами боги. Каин Морте

Болталка

Контракт с Сатаной

Главная » Статьи » Мое творчество » Наброски, черновики

Первая версия Каина, часть 11

Иногда тебя посещает странная мысль – что-то вокруг неправильно, лишено смысла, твои поступки, действия, мысли не соответствуют тебе, они диктуются чем-то иным, словно кто-то свыше дергает за ниточки, выбирает дорогу за тебя, подталкивает к действию, которое тебе чуждо по природе. Все, что происходит, не вписывается в систему, образуя сплошной хаос, не имеет общего корня – или просто ты не видишь его, ты плывешь по течению и вдруг осознаешь, что эта река несет тебя к водопаду, и течение все ускоряется, закрывая последний путь к отступлению. Ты сдаешься на откуп своей судьбе и либо тонешь посреди этой реки, либо срываешься с высокого обрыва и разбиваешься о скалы… Я вышел к развилке, и передо мной встал выбор дальнейшего пути. Указательных знаков не было, но незримый кукловод внутри меня подсказывал дорогу – иди направо – там твоя судьба. Я уже был готов покориться внутреннему голосу, как вдруг во мне проснулся упрямец. Я не хочу жить по чужим правилам, которые мне не понятны, пусть даже они идут от высших сил. Черт возьми, я сам хозяин своей судьбы, катитесь в преисподнюю со своим предназначением, дорогу я выберу сам! И наперекор внутреннему голосу я свернул налево…

К вечеру дорога вывела меня к небольшой речушке. Узнать ее было несложно, Змейка текла по двуликому лесу, изгибаясь в самых причудливых формах, оправдывая свое называние. Передо мной был небольшой деревянный мостик, и я смело направился к нему. Вокруг стояла необычная тишина, лишь слабое журчание веселой речушки да редкое квакание лягушек нарушало установившийся вокруг покой. «Словно затишье перед бурей» - прозвучало в голове тихим голосом, словно нашептывая о грозящей опасности. Я посмотрел по сторонам, но все было обычным, правильным, даже слишком правильным. Это чувство не объяснить, оно возникает помимо твоей воли, оно не дает расслабиться, держит в напряжении. И ты отбрасываешь все сомнения, понимая, что не в силах что-либо изменить, и шагаешь вперед, покорившись судьбе.

Свист нарушил тишину, царящую вокруг, и передо мной, словно ниоткуда, появилось два человека. Позади себя я услышал шаги третьего, лишавшего меня возможности отступить. Они приближались не спеша, беря меня в окружение. Один из них был настоящим громилой, на локоть выше меня, в его руке запросто поместятся две моих, его лицо было словно выковано из камня, массивный подбородок, огромный нос, глаза, выражение которых не сулило ничего хорошего. В руках он держал огромную дубину, размахивая ей словно тростинкой, хотя я не сомневался, что весит она несколько пудов. Рядом с ним стоял другой человек, неестественно высокий и длиннорукий, с вытянутым лицом, вооруженный железным кистенем с цепью, на которой болтался усеянный шипами шар. Третий был невероятно худощавым, сгорбленным словно старое дерево, его длинный крючковатый нос сновал из стороны в сторону как у ищейки, вынюхивающей дичь, маленькие дикие глазки смотрели по сторонам хищным взором. Он приближался мелкой крадущейся походкой, держа в руке кинжал с зазубренным лезвием, закрывая возможность повернуть назад. Классическая разбойничья засада, и я тот неудачник, которого угораздило в нее попасться. Видимо действительно за противление судьбе любого ждет наказание…

Приблизившись на расстояние двух шагов, разбойники остановились. Здоровяк злобно посмеивался, долговязый покачивал своим странным оружием, худощавый смотрел на меня в упор.

- Откуда путь держишь? Аль заблудился? – Презрительно спросил разбойник с кривым кинжалом.

- Оттуда!  - Сказал я первое, что пришло мне в голову.

- Он видимо еще не понял, на кого напоролся! Шутковать вздумал? Кто такой, мать твою! – худощавый приблизился и отдернул капюшон моего плаща.

- Отдери меня черти, да он еще сопляк! – Удивленно рявкнул громила.

- Совсем еще пацан, кха-хе! – голос у долговязого был противнее его самого, каждое слово он словно выплевывал с каркающими звуками.

- Эй, молокосос, жить хочешь? - ехидно спросил худощавый. Здоровяк перехватил дубину по удобнее, явно показывая, что хочет пустить ее в ход.

- Смотри как глазки вытаращил, кха-ха. – долговязый гадко засмеялся.

-  Уже небось обгадился. Га-га-га – захохотал здоровяк.

- А ну, сопля зеленая, золотишко то доставай, ежели хочешь по хорошему. – худощавый приблизился еще на шаг.

Как быть в такой ситуации, когда ты окружен бандитами и не имеешь возможности сбежать или отбиться? Можно покориться, упасть на колени моля о пощаде в надежде на жалость, безропотно вывернуть карманы и отдать все что есть, и ждать, сотрясаясь от страха. Но сделай ты  так, и потеряешь уважение к себе, ползая по земле как червяк, целуя ноги за то, что тебя не убьют – ты останешься червем навсегда, ты покроешь себя позором и еще не факт, что останешься жив. Для многих этот вариант был бы единственным, но только не для меня. Бояться я разучился еще в детстве, переживая ночные кошмары изо дня в день, видя смерть во всех подробностях, теряя остатки сострадания и жалости, в том числе и к самому себе. Другой вариант - бежать – но куда – тебе не уйти, броситься на врага – ты слаб и безоружен, и в этом случае это не храбрость – это глупость и безумие. Оставалось только продолжать плыть по течению, отдав на откуп судьбе твой выбор, действуя без смысла. В памяти всплыли картины из книги про Кровавого Моргана, не склонявшего голову ни перед кем. Он вызывал во мне уважение и его принципы стали моими…

- У меня нет золота, а если бы и было – то с какой стати я должен его отдавать? – Сказал я с презрением.

- Вот с какой! - с этими словами, брошенными словно грязь, худощавый резко ударил меня по лицу кулаком. Удар был таким быстрым, что в мгновение ока я оказался на земле, не успев заметить, как это произошло. Разбойник был явно сильнее, чем казался, и его удар превратил мою губу в кровавое месиво.

- Дрыга, у тебя кулак сильнее Бронка! Кха-хе-хе. - Долговязый дико захохотал.

- Враки! - рявкнул здоровяк и со всего размаху ударил меня по голове своим огромным кулаком. Его удар был во много раз мощнее, чем удар худощавого, казалось голова треснула словно арбуз, упавший с телеги на каменную мостовую, из глаз посыпались искры, мощь удара отшвырнула меня на несколько шагов в сторону.

- Ща я свой удар покажу! Кхе-хе! - крякнул, а не сказал долговязый, и через мгновение удар ногой под ребра лишил меня возможности дышать. На губах выступила кровь.

Ребра загорелись огнем, легкие сжались в сухом спазме, не давая дышать, но мой воспаленный разум убивал во мне инстинкт самосохранения, и я поднялся на ноги, стараясь показать свое презрение к разбойникам и безразличие к их ударам. Мой разум противился здравому смыслу и словно кричал – восстань, умри, но не повинуйся, бейся за свою жизнь. Почему то в памяти всплыла та ночь, когда лесная пантера намеревалась поужинать моими костями, та самая ночь, когда я встретил свой страх лицом к лицу, в реальности, когда я бросил вызов всему миру и в своем безумии ринулся прямо на зверя, не имея ни малейшего шанса на успех. В ту ночь именно этот лишенный смысла рывок навстречу смерти сохранил мне жизнь, дал возможность уйти от смерти. Передо мной стояла тройка разбойников, но я видел ту пантеру, ухмылка на лице худощавого расплывалась в хищную пасть с длинными клыками, его руки превратились в лапы с острыми когтями, в голове прозвучал жуткий рев, сердце отбивало финальный отсчет...

- Смотри-ка, а сопляк встает! Крепкий - Дрыга не успел договорить...

Я вложил в удар все силы, что только у меня были, и даже те, которых у не было. Удар возмездия, ответа и наказания, удар отчаяния. Мне недоставало ни силы здоровяка, ни резкости худощавого, и удар был в десятки раз слабее нанесенных мне, но его неожиданность была главным козырем. Я попал прямо по орлиному носу Дрыги, снеся его словно топором. Кровь брызнула в стороны, и дальнейшие события произошли словно во сне. Долговязый кричал и матерился, и казалось, что сотни ворон слетелись вокруг, рев здоровяка оглушал, хрип худощавого смешивался с ними, превращая все вокруг в хаос. Перед лицом мелькали руки, ноги, дубина и цепь с шаром, все происходило так быстро, что я не успевал почувствовать боль, на глаза накатила кровавая пелена, и последнее, что мелькнуло в глазах, был здоровенная дубина, обрушившаяся мне на голову...

Категория: Наброски, черновики | Добавил: Morte (20.02.2010)
Просмотров: 195 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2018   Используются технологии uCoz