Безродный |Группа "Гости" |
Главная | Каталог статей | Мой профиль | Выход 

Преисподняя

Сокровища Тьмы
Наброски, черновики [28]
Мои первые попытки писать книги, отрывки, наброски...

Поиск сокровищ

Мертвые души

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Цитата
Покайся перед богом, и воздастся - говорит священник, что называет нас рабами бога. Но разве мы рабы? Мы рождены в свободе, и не вам решать, кому мне поклоняться. Не разгибая тела стоите на коленях, и молите всевышнего - помилуй и спаси. Но разве не в ответе мы за то, что сотворили, и не нам ли выбор дан по жизни? Жить под указкой бога, молясь в надежде рая - или идти к нему, отринув лживость веры? Не бог наш пастырь, не овцы мы, не жертвы. Лишь впавши в заблуждение, становимся рабами там, где сами боги. Каин Морте

Болталка

Контракт с Сатаной

Главная » Статьи » Мое творчество » Наброски, черновики

Первая версия Каина, часть 5
За многие дни моих шатаний по лесу я не наткнулся ни на одного хищника, несмотря на то, что по ночам я постоянно слышал завывание волков. Словно они обходили меня стороной. Но мое везение не могло длиться вечно, и настал тот день, а вернее ночь, когда неведомая злобная тварь решила меня съесть. Маленькие горящие красным в лунном свете дикие глазки, разинутая пасть со множеством острых как бритва зубов, мохнатая морда ночного хищника появилась передо мной, вынырнув из глубин джунглей. Зверь медленно надвигался на меня, и в его намерениях у меня не было ни малейшего сомнения, его рычание и текущие в предвкушении слюни, кровожадный блеск в глазах, напряженные мускулы тела перед решающим прыжком – все это было красноречивее любых слов. Я взглянул на свое оружие – мою палку с заостренным концом. Я видимо и в правду безумен, если решил, что смогу защищаться этим. Зверь подбирался ближе, и чувствовал, что вот-вот он нырнет вперед в своем смертельном прыжке, и спасения ждать неоткуда. И я сделал то, что не сделал бы ни один нормальный человек, окажись он на моем месте. Я прыгнул вперед, прямо на зверя, метя палкой прямо в его кровожадную морду. Зверь явно этого не ожидал, и замер в нерешительности. Конечно мой удар не достиг цели, и я кубарем скатился с дерева, на ветвях которого еще минуту назад я спал крепким сном, лишенным детских кошмаров. Что заставило меня прыгнуть вперед очертя голову? Я задаю себе этот вопрос до сих пор, но так и не нашел ответа, словно наяву передо мной встает картина той ночи, и снова и снова передо мной зверь, жаждущий моей крови и плоти, и я понимаю, что тот прыжок спас мне жизнь, но не могу понять, почему я поступил именно так? Почему я не бросился бежать? Я не знаю. И тогда, в джунглях, я падал с дерева, и мне казалось, словно я прыгнул со скалы в бездну в отчаянном порыве расстаться с жизнью, и мое падение, длившееся лишь миг, казалось растянутым на вечность…
Приземление вернуло меня из наваждения, что завладело мной секунду до прыжка, и, не успев опомниться от удара, я уже бежал по ночному лесу прочь от дикого зверя, и он мчался за мной. Мелькали деревья перед глазами, пролетали мимо останки древних храмов и дворцов, папоротники и лианы хлестали меня по лицу, ветви кустарников цеплялись за меня своими острыми когтями, оставляя глубокие царапины на теле, а я все бежал вперед, пытаясь спастись, но ночной охотник неумолимо достигал меня. Еще мгновение, и его зубы вонзятся в мою плоть, разрывая ее на куски….
Не могу сказать, что я боялся. Скорее это был инстинкт самосохранения, желания жить, стремление вырваться из объятий хищника, но только не страх. Сколько раз я убегал от демонов в своих снах, сколько раз они догоняли меня, я видел собственную смерть, но оставался жив, я чувствовал как наяву боль своей гибели, ощущая каждой частицей своего тела любой удар, я воспринимал ту злобу и жестокость, с которой меня по ночам убивали неведомые монстры, жившие в моих кошмарах. Сотни ночей ужаса убили во мне способность боятся, чувствовать, страдать, мое помешательство заперло душу в забытой темнице сознания, оставив на ее месте пустоту. И тогда, убегая от зверя, я убегал прежде всего от себя, это был не сон, а суровая реальность, но я не мог ее воспринимать таковой, все было иначе. Я оказался внутри себя, в своем кошмаре, и бежал от очередного демона, все повторяется, возвращается мое проклятие, и не знать мне покоя.
Зверь приближался, и вместе с ним приближался мой последний миг. Но внезапно передо мной словно из ниоткуда возникли темные фигуры. Их было много, они спрыгивали с ветвей деревьев, они выбегали из кустарников и зарослей папоротника, и мне казалось, что некоторые из них выползали из под земли. Лунный свет отразился на клыках странных существ, их длинные, похожие на человеческие, лапы показывали на меня, их уханье раздавалось повсюду. Я бежал прямо на них, не смея замедлиться ни на секунду. Одно из существ преградило мне дорогу, и я узнал в нем ту самую клыкастую обезьяну, которая разглядывала меня по ночам. Я споткнулся и кубарем покатился вперед, и в этот самый момент зверь, уже почти достигнувший меня, прыгнул. Время вокруг словно замерло, я перекатывался по земле, смещаясь в сторону, и хищник пролетал надо мной. Нелепый случай снова вырвал добычу из его лап, он пытался достать меня, но я падал, и его когтистые лапы пронеслись рядом, едва не задев меня. Зверь приземлился впереди меня, его движения казались растянутыми, медлительными, время замирало в предвкушении, останавливались часы мироздания, и вместе с ними останавливалось мое сердце… Я услышал громогласный рев ночного охотника, я видел голодную ярость в его глазах, его движения, его рывок. Я невольно зажмурил глаза, осознавая свою беспомощность. Тук, тук, каждый удар сердца был подобен ударам гонга, падали последние песчинки песочных часов моей жизни…
Но реву зверя ответили сотни рычащих и фыркающих голосов, и я увидел, как стая клыкастых обезьян с ненавистью и злобой накинулась на преследовавшего меня зверя. Пространство вокруг меня превратилось в жуткий хаос, обезьяны единым потоком ударяли в зверя со всех сторон, они окружали его повсюду – по бокам, сверху, снизу, их острые клыки втыкались в его тело, их когти рвали шкуру ночного хищника. Он отвечал отчаянным ревом, метался из стороны в сторону, отбрасывал невесть откуда навалившихся на него тварей в стороны, каждый удар его могучей лапы калечил и убивал, его пасть хватала обезьян и раскусывала их пополам. Он катался по земле, пытаясь сбросить врагов, взрывными ударами он сбрасывал их с себя и падал на них сверху, давя своим массивным телом и беспощадными лапами. Но обезьян было много, слишком много, и их натиск усиливался с каждой секундой. На месте убитой твари оказывались две, они буквально  рвали в клочья зверя, отрывая по кусочку от его тела…
Я лежал совсем рядом, не смея пошевелиться, и наблюдал за ужасной схваткой. Меня буквально заливало кровью, крупными каплями она разлеталась повсюду вперемешку со внутренностями обезьян, которых достиг удар зверя – настоящий кровавый дождь шел в тот миг. Прошло немало времени, прежде чем я посмел пошевелиться – я отполз в сторону, и не ощутив погони, рванул со всех сил как можно дальше от места, чуть не ставшего моей могилой. Я бежал сломя голову, не выбирая направления, не осознавая ничего вокруг. Шум дикой битвы остался позади, но что-то подсказывало мне, что останавливаться нельзя, и упрямо гнало вперед. Казалось, что кто-то незримый ведет меня, выбирает мой путь, словно дергает за ниточки подобно кукольнику, и я его марионетка, но выбора у меня не было. Я задыхался, но мне было все равно. Ноги двигались в бешенном ритме, руки прокладывали дорогу вперед, и я все бежал и бежал. Я почувствовал кровь у себя во рту, я не мог дышать, я не чувствовал своего тела, мой разум проваливался в пустоту, и темнота покрыла меня, вырвав из реальности. Я почувствовал удар – скорее всего от падения, и окончательно потерял сознание…
Холод, голоса, слышимые сквозь пелену сна, снова холод, резкий, колючий, словно кричащий – проснись, я открываю глаза и вижу склонившегося надо мной человека. Он одет в серую робу с капюшоном, лицо его покрыто морщинами, глаза его смотрят на меня, такие же серые, как и он сам, даже волосы его, пепельного цвета седины сливаются в едином цвете с его внешностью и одеждой. В его руках ведро, и я понимаю, что именно его содержимое пробудило меня, ледяная вода стекала по моим щекам, и я приходил в себя. Рядом с серым человеком стояли еще несколько, в такие же робах, такие же серые и угрюмые, я перевел взгляд на место, где я был, и словно в насмешку даже стены вокруг были серого цвета. Мир потускнел и потерял свои краски, мелькнуло в моей голове, я снова вижу глазами обреченного, или это просто наваждение? Но это не было наваждением. Место, куда я попал, было старым монастырем, где жили монахи-отшельники. Один из них случайно заметил меня в лесу, и вскоре я оказался в монашеской келье, без чувств, без прошлого, без всего. И монастырь стал моим домом. Не могу сказать, что мне понравилось в нем, но по правде говоря меня никто и не спрашивал  о моих желаниях, без моей воли меня сделали одним из посвященных. Но в любом случае жизнь в монастыре была лучше того бесцельного существования, которое я вел в то время, у меня появилась крыша над головой, еда, одежда, в целом мне крупно повезло, что я оказался здесь.
Категория: Наброски, черновики | Добавил: Morte (20.02.2010)
Просмотров: 194 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2018   Используются технологии uCoz